Dr. Kent
Привет, я Кларк, я поднимаю трактор и вижу сквозь стены.
Запись четыре. День четыре. на самом деле пять, а если считать воскресенье, то даже шесть
День не день, если я не получаю почту на работе. Наверное в каждом отделении есть таки обитатель. Большую часть дня, в отличие от других больных, такое милое создание не валяется в кровати, разглядывая обшарпанный потолок, а сидит где-нибудь в столовой и усиленно что пишет. В моем прошлом отделении такая была. И в этом есть. С самого раннего утра, я получаю от нее большой лист исписанный от и до. Странным образом эти послания получаю только я, наверное, потому что только я их и беру, остальной медицинский персонал отказывается. А мне что? Мне не трудно. Ну еще я, наверное, в силу возраста и недолгого пребывания в этой отрасли, просто мягонький как зефирчик с некоторыми и не могу им отказать. За это они меня и любят. И именно потому, когда я становлюсь строгим, говоря, что не надо передо мной тут плакать, ибо это не поможет, то они изрядно удивляются. К чему я. Так как я сегодня получил очередной листок, сплошь исписанный и, кажется, не имеющий совершенно никакой системы в изложении, ибо вот уже минут пять я сижу и пытаюсь собрать это все в единый текст - но не дано мне, видимо, я вспомнил о сударыне, что была моей первой такой прям серьезной пациенткой, потому что на первых парах мне доставались только алкогольные психозы. Так вот, эта мадам уж очень любила писать письма мне. В течение полугода, что она лежала до моего ухода из этого отделения у меня скопилась целый файл под завязку набитый ее признаниями и переживаниями (надо было мне их забрать, ибо там они никому нахрен не сдались, а мне очень нравились). Она запомнилась мне, потому что у нее были такие красочные переживания и их было достаточно много. Часто, когда поступает кто-то впервые - делиться тем, что с ним происходит некоторые совершенно не хотят, из них надо буквально все тянуть медленно, но верно. Тут же, она мне настолько упростила задачу не только неустанно рассказывая мне, отдавливая в коридоре, снова и снова, как группка рыжих мужчин проникает к ней по ночам в квартиру и снимают порнофильмы, а потом моют ее зачем-то и красят губы, так еще и подробненько все это, и не только, излагала в своих письмах. Каждый день я наблюдал, как она берет листок, садится в столовой и начинает писать, после чего я получаю от 5 до 7 тетрадных исписанных с двух сторон листков. Но самое, что меня удивляло, необычное (и если конечно не брать во внимание содержание всех этих писем) все они были как под копирку. С некоторыми изменениями стилистическими, но все же. Конечно, тогда, когда я пришел учиться в интернатуру, я уже знал, что такое стереотипия (повторение действий) и что в нашей области она не так уж и редка, но периодически просматривая их я убеждался в этом, скажем так, на реальном примере, который теперь осел в моей голове. Кстати. Сегодняшнее полученное мной письмецо, несмотря на весь кажущийся сумбур в нем и совершенное отсутствие системы (по крайней мере для меня), тоже выглядит как копия вчерашнего (в этот раз, я их сохраняю и точно заберу с собой, ибо там написано, что я лучший врач России, а также просьба Владимиру Вольфовичу наградить меня. так что вот жду плюшек от ЛДПР, а вдруг).
Но кто я такой, чтобы осуждать их стремления изложить мысли материально в виде букв.
Хоть и не выспался как черт, но все равно, ты любишь свою работу, Кент.